Геннадий Ветров

Мастер интерактива

Однажды в Германии я побывал на концерте одного мастера интерактива (это когда артист активно общается со зрительным залом). Звали его Клаус. Его образ был типа нашего Иванушки-дурачка. Но на немецкий манер. Что он делал?

Он выносил на сцену большую корзину с мячиками от большого тенниса. Большой ракеткой он отправлял эти мячи в зал. Большой или не очень. Но быстро-быстро. Зрители так же быстро отправляли мячики обратно на сцену. Немецкий «Иванушка» отбивался как мог. Это было очень весело.

Затем Клаус незаметно доставал из корзины куриные яйца и так же быстро отправлял их в зрителей! Что там творилось! Немцы сидели в белках, желтках и… веселились, как дети. Смеялись, хохотали, показывая друг на друга пальцем.

Я сидел на балконе. И тоже радовался. Тому, что в меня не попали. Сидел я и думал: «А чем мы хуже?»

Там же, в Германии, я купил театральные баллончики с «лапшой». Это такая специальная пена, которая жидким серпантином вырывается из баллона, а потом засыхает. Если выдавить содержимое баллона на кого-нибудь, через пару минут удалить «лапшу» можно, стряхнув как пыль. Без следов и последствий. Я вернулся домой и тоже решил поэкспериментировать с залом. Но я не силен в немецком и не прочитал на баллончике, что предварительно его надо встряхивать. И очень долго.

Поэтому я просто безо всякой подготовки вылил содержимое баллона на головы двух реальных таких пацанов, которые сидели в первом ряду на самых дорогих местах. А было это в 1990 году…

Вылил весело. Со словами: «А это немецкая лапша! Придете домой, снимете и сварите!»

Зал забился в истерике, так же, как и немецкая аудитория. Забились в радостной истерике все, кроме этих пацанов! Они попытались снять «лапшу» сразу. И этим только сильнее втерли ее в свои крепкие головы. Ну а поскольку я выдавил содержимое из «невстряхнутого» баллона, эта «интерактивная» жижа цветной мокрой грязью намертво прилипла к их аккуратным стрижкам.

Короче, были небольшие (скажем так) разбирательства после концерта. Меня спасло то, что с «потерпевшими» зрителями у нас оказался общий серьезный знакомый по прозвищу Банан, который и посоветовал им сходить повеселиться на мой концерт. Ушли они со словами: «Ну, ты, блин, клоун! Если бы не Банан, мы бы над тобой тоже поприкалывались. Только по-своему».